Закон о спецоценке подправят. Роструд выявил множество нарушений у оценивающих компаний.

Из тысячи компаний, которые проводят спецоценку условий труда, более ста нарушают установленные правила. Таковы предварительные результаты организованного Рострудом мониторинга. В итоге десяткам фирм-нарушителей запретили продолжение деятельности. Кроме того, Министерство труда намерено в марте предложить поправки к закону о СОУТ. Роструд, в свою очередь, продолжит следить за практикой применения закона, что в перспективе может означать его корректировку.

ПРОВЕРКА НА "СОУТВЕТСТВИЕ"

По результатам внеплановых проверок организаций, проводящих спецоценку условий труда (СОУТ), Минтруд запретил заниматься этой деятельностью 21 фирме. Еще 91 конторе позволили продолжить работу после устранения нарушений. Проверки в период с июля по ноябрь прошлого года проводил Роструд. Всего специалисты ведомства посетили без малого тысячу организаций, подвизающихся на поприще спецоценки.

Об этом 22 января на заседании общественного совета при Минтруде рассказал директор департамента условий и охраны труда Валерий Корж. Из слов чиновника следует, что “СОУТ-фирмы” допускают как формальные, так и грубые нарушения: от просроченной аккредитации до игнорирования отдельных измерений при оценке. Кроме того, нарушители использовали измерительные приборы сомнительного происхождения, которые сами “спецоценку” не проходили.

- Роструд проверил все организации, которые имеют право проводить спецоценку условий труда. К сожалению, были выявлены очевидные нарушения в ряде организаций. Проверки, безусловно, будут продолжены, - пообещал Валерий Корж.

Обо всех нарушениях Минтруд оповестил ответственных лиц, которые в свое время выдавали недобросовестным оценщикам мандат на проведение СОУТ. Среди них была, например, Федеральная служба по аккредитации, находящаяся в подчинении Минэкономразвития. Станет ли Минэкономразвития как-то наказывать своих подопечных, на заседании общественного совета не сообщалось. Зато само Министерство труда уже к марту этого года собирается подготовить ряд поправок к закону о спецоценке. В ведомстве их считают необходимыми, исходя из практики применения его действующего варианта.

Пример применения закона о СОУТ привел председатель Росуглепрофа Иван Мохначук. Как говорит профлидер, если раньше вредным являлся шум на рабочем месте громкостью от 50 до 80 децибел (соответственно, варьировался уровень вредности и компенсаций), то теперь вредным считается только шум громче 80 децибел. В то время как по медицинским показаниям граница должна проходить на уровне 50-ти. Иными словами, это как если бы раньше отсечение руки считалось вредным для здоровья, а теперь - нет. Пытаясь разобраться в этом абсурде, Иван Мохначук пока не смог отыскать конкретных людей, которые устанавливают подобные планки допустимости уровня вредных факторов.

- Когда мы пытаемся найти, кто определил нормативный документ, по которому теперь так считается, то мы, к сожалению, во многих случаях находим непонимание, - говорит Мохначук.

- Основное, чего мы не должны допустить, это искусственного занижения класса условий труда с использованием результатов специальной оценки. И я абсолютно солидарен с Иваном Ивановичем (Мохначуком. - П.О.): цель основная - это “объективизировать” оценку условий труда на конкретном рабочем месте и дать работнику ровно столько, сколько ему положено, - подвел предварительный итог обсуждения первый замминистра труда Сергей Вельмяйкин.

Замминистра сообщил членам совета о том, что пока результаты мониторинга качества проведения СОУТ считает недостаточными, поскольку проверки начали только в апреле прошлого года. Мониторинг, напомнил еще раз чиновник, будет продолжаться, но станет “более комплексным”. Вероятно, его продлят до ближайшего апреля, чтобы иметь полноценный годовой отчет. Непонятно только, какой в этом смысл, если поправки к закону о СОУТ министерство хочет сформулировать уже в марте.

МИНТРУД “ДУНУЛ В ТРУБОЧКУ”

Нечто похожее на спецоценку провели члены общественного совета в отношении... дня, календарной даты. Дело в том, что 30 декабря министру труда Максиму Топилину пришло письмо от члена Общественной палаты и руководителя федерального проекта “Трезвая Россия” Султана Хамзаева. Султан Султанович просил Максима Анатольевича рассмотреть возможность объявления 31 декабря официальным нерабочим днем. Дата составления письма заставляет думать, что его автор решил отпроситься у министра “на завтра”. Немного странная инициатива для борца за трезвость, но министру деваться было некуда.

Впрочем, и незачем: для таких вопросов у него есть целый департамент оплаты труда, трудовых отношений и социального партнерства. Директор департамента Марина Маслова объявила, что Минтруд инициативу господина Хамзаева не поддерживает. Мотивирующая часть постановления столь же лаконична: “Здесь нет экономического обоснования”. И члены общественного совета с Мариной Масловой согласились. Это, однако, не делает предложение господина Хамзаева менее занятным, так что вынесем его на рассмотрение наших читателей.

Во-первых, автор инициативы считает, что введение нового выходного “сделает атмосферу 31 декабря еще более праздничной, а людей более спокойными и счастливыми”. Именно с этого он начинает аргументацию (текст письма есть в распоряжении редакции). Во-вторых, 31 декабря день хоть и рабочий, но предпраздничный и, соответственно, укороченный. Так что многие все равно берут отгулы, да и “руководства уже не бывает на рабочем месте”. Вероятно, даже руководства федерального проекта “Трезвая Россия”. Серьезных решений не принимается, договоры не заключаются, а в офисах остаются все сплошь работники среднего и (вот уж действительно беда) низшего звена. И “коэффициент их полезного действия практически равен нулю”.

Дальше - больше: какой смысл торчать в пробках по дороге до офиса и обратно, как забирать из садика малышей, как успеть накрыть на стол, куда деть ребенка-школьника? (Корреспондент “Солидарности” считает, что тогда стоит брать отпуск на все четыре периода школьных каникул. А если начальство не отпустит - жаловаться Топилину.) В общем, кругом суета сует, и никто все равно не работает. Так и хочется сделать встречное предложение: отменить к кузькиной матери новогодние праздники, от которых столько проблем.

У сотрудников Министерства труда чувство юмора оказалось не хуже, чем у господина Хамзаева. Так, в аналитическом ответе на письмо министру указывается: если сделать 31 декабря нерабочим и праздничным, то вся головная боль будет перенесена на 30-е. Можно представить себе и цепную реакцию...

- Подобные предложения стали появляться после того, как в России появились новогодние каникулы. Когда люди отдыхали на Новый год только 1 января, а потом 1 и 2 января, не возникало предложений сделать 31 декабря нерабочим днем, - говорит Марина Маслова. - Нужно акцент делать на том, чтобы традиции празднования... сочетались с пропагандой и воспитанием здорового образа жизни.

В общем, Минтруд выступает за трезвый подход. И есть надежда, что не только в “трезвом” вопросе.

30 Января, 2015  09:35 Просмотров: 854 Печать

В этом разделе

Добавить комментарий

Обновить

Количество времен года (сезонов), прописью?

Поиск
Профсоюзные сайты